Е.Агеева: Апрельские псевдогерои получают квартиры за ушибы и кровоподтеки

Дата: 20.03.13 г Время: 08:50 Источник: www.mk.kg
 

В океанах и морях обитают рыбы-прилипалы, по сути, являющиеся паразитами. С помощью специальных присосок они намертво прилипают к большим рыбинам (чаще всего к акулам) и питаются остатками их добычи. Причем если паразита потянуть за хвост, он вцепится в кормильца еще сильнее. Бывает, что рыбы-прилипалы обживают подводную часть корабля и питаются остатками еды, выбрасываемой за борт поваром. Многих «героев» памятных апрельских событий 2010 года в Кыргызстане можно сравнить с такими паразитами, присосавшимися к бюджету государства. Между ними и морскими обитателями есть лишь одно существенное отличие – аппетит у «героев»-прилипал чудовищный, я бы сказала шакалий: постоянно растущей стае недостаточно остатков, ее члены регулярно и агрессивно требуют добавки от повара. Последний, кажется, уже и сам не рад, что прикормил паразитов, да не придумает, как от них отвязаться.

Политолог Табылды Акеров не так давно заявил, что «кыргызские революции вызывают восторг, уважение и симпатию к кыргызскому народу со стороны мирового сообщества, особенно в арабском мире». Акеров может сколь угодно долго ориентироваться на мнение (которое вовсе не так однозначно) мирового сообщества в целом и арабской его разновидности в частности. Ничего не поделаешь, у дежурных экспертов, получающих свою порцию «нямки» из властных рук, карма такая – в определенный исторический период пропагандировать (псевдо)героизм и (псевдо)патриотизм в качестве политического мейнстрима. Мы же ориентируемся на мнение наших граждан, многие из которых отнюдь не разделяют восторгов арабского мира: непрекращающиеся в течение вот уже трех лет крики «героев» «Дайте! Требуем! Хотим! Не выполните – свергнем!», мягко говоря, напрягают налогоплательщиков.

Настоящий герой, я об этом не раз писала, бескорыстен - он не требует за совершенный подвиг званий, медалек, льгот, квартир и, пардон, бабла (как не требуют всего этого ветераны ВОВ, к которым однажды пожелали приравнять себя «апрелевцы»): дадут – спасибо, не дадут – и ладно. Требуют прилипалы, подделки, эрзац-герои. Сколько их среди тех, кто получил звание «героя апрельской революции»?

Обратившийся в редакцию Талант Очокеев (участник тех событий) считает, что таковых немало. Собственно, факты, о которых он поведал, вряд ли шокируют кого-то из читателей. В СМИ периодически мелькают сообщения о том, что вот этот «герой» задержан правоохранителями за разбойное нападение и нанесение ножевого ранения, тот осужден за грабеж, а вон тот – за изнасилование и скотокрадство, еще десяток подозревается в связях с религиозной организацией, членам которой инкриминируются организация взрывов, разбойное нападение на иностранца, убийство инспекторов УВД Октябрьского района и другие «подвиги». Так что сказанное Очокеевым - не более чем ложка дегтя в бочку с аналогичным содержимым.

«Гони рубль, родственник!»

Представленные Очокеевым» сведения касаются мутного (если не сказать жестче) распределения государственных квартир среди участников апрельских событий: в числе товарищей, получивших дармовое жилье, оказались те, кто в свержении режима Бакиева участия либо вовсе не принимал, либо получил только ушибы, синяки и сотрясения, либо родственники/друзья/сожители членов государственной комиссии, занимающейся вопросами соцподдержки раненых и родственников погибших. Эти факты озвучивались ранее в СМИ, но без упоминания конкретных фамилий. Талант Очокеев перечислил имена счастливчиков и показал соответствующие списки. Вместе с собеседником изучаем, к примеру, один из них, озаглавленный так: «Информация об оказанной помощи семьям пострадавшим 6-7 апреля 2010 года по Аламудунскому району по состоянию 15.12.2012 г.» (стиль оригинала сохранен – Прим. авт.).

— Вот, посмотрите, в списке значится председатель общественного объединения «Айкол Ала-Тоо» Кошойбек Адыбаев, - говорит Очокеев, - в графе «полученная травма» напротив его фамилии указано: «телесные повреждения с ушибом и кровоподтеком грудной клетки слева на уровне 5-6 ребра, которые могли образоваться от действия тупого твердого предмета с ограниченной травмирующей поверхностью, возможно, резиновой пули». Обратите внимание, что заключение судмедэкспертизы датируется 1 июля 2010 года, то есть обследование было проведено спустя почти три месяца после апрельских событий. Во-первых, что это за ушибы и кровоподтеки, которые держатся так долго? Во-вторых, как можно через три месяца доказать, что он получил их именно на площади? В-третьих, квартира за такие травмы все равно не полагается. Изначально речь шла о том, что жильем будут обеспечиваться в первую очередь люди, получившие тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения, ставшие инвалидами, а Адыбаев к ним явно не относится. Зато он является членом Госкомиссии по координации социальной поддержки пострадавших 6-7 апреля 2010 года, поэтому, наверное, и выписал себе материальную помощь в размере 150 тысяч сомов. Члены этой комиссии вообще стараются не обижать себя: путевки в пансионаты и санатории из года в год получают одни и те же люди, на президентскую елку и в оздоровительные лагеря посылают только их детей. Такое впечатление, что в свержении бакиевской семьи принимали участие исключительно члены «Айкол Ала-Тоо», а тем, кто в это общественное объединение не входит, ничего не положено.

— Вы, я так понимаю, не входите?

— Нет, я являюсь заместителем председателя другого объединения - «Апрель. Элим. Кыргызстан», его возглавляет Талантбек Давлетбаев, ранее был главой «Айкол Ала-Тоо», но мы отделились от «айколовцев».

— По какой причине?

— Не хотим, чтобы нас использовал Эмильбек Каптагаев. Когда ему надо организовать акцию протеста, чтобы добиться каких-то целей в подковерной борьбе, он звонит лидерам «Мекен Шейиттери» и «Айкол Ала-Тоо», и те по его указке выводят людей на митинг. Мы под его дудку плясать не собираемся.

Согласно документу, помимо однокомнатной квартиры, Адыбаев получил 50 тысяч сомов ($1=47 сомов) из республиканской казны; из районного бюджета ему перепало по пять тысяч сомов в 2010 и в 2011 годах (вдобавок он был обеспечен углем на такую же сумму); от органов местного самоуправления (ОМСУ) он получил шесть тысяч сомов в 2010 году, по две тысячи в 2011 и 2012 годах (и уголь на полторы тысячи сомов). При этом в графе «требуемая помощь» значатся «лечение и трудоустройство». Какого рода лечение, интересно? В декабре 2012 года Адыбаева по-прежнему «мучили» ушибы и кровоподтеки, полученные в апреле 2010? Какие проблемы у него с трудоустройством, лично мне непонятно: сиди в комиссии и выписывай себе матпомощь и путевки.

— Давайте посмотрим, что и за какие заслуги получил сын Адыбаева Урмат, — предлагает Очокеев. – Начнем с того, что он курсант МВД; они получали какую-то помощь от ведомства. Согласно данным судмедэкспертизы, у него «сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей волосистой части головы». Тоже, как видите, ничего серьезного. Однако ему тоже выделяют «однушку» и 50 тысяч сомов.

И в этом случае картина идентичная: как и папа, сын дважды получает по пять тысяч сомов из районного бюджета, из бюджета ОМСУ – сначала шесть тысяч, затем еще две тысячи и на уголь полторы тысячи, наконец, в прошлом году — еще пару тысяч. Ну и, как вы уже наверняка догадались, Урмату требуется лечение (волосистая часть головы, видимо, пострадала не на шутку) и трудоустройство.

— Своей знакомой Жылдыз Токомбаевой он каким-то образом сделал судмедэкспертизу (она датируется 20 апреля 2011 года), — продолжает Очокеев. — Сейчас, говорят, будет строиться новый дом для пострадавших, и Токомбаева включена в список претендентов на квартиру в нем.

Идем по списку дальше. У Турганбека Молдобаева – «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга и ушиб левой почки». Очокеев утверждает, что Молдобаев получил травмы не на площади, а во время захвата пахотных земель в Аламудунском районе, который произошел буквально через несколько дней после прихода к власти Временного правительства. Молдобаев тогда в течение месяца занимал должность акима (главы администрации) Аламудунского района. Квартиру, 50 тысяч сомов и средства из районного и местного бюджетов он получает как пострадавший на площади Ала-Тоо.

Аналогично складываются дела и у Эстебеса Сатылганова, который получил сотрясение головного мозга опять же, по словам Очокеева, не на площади, а в ходе земельных самозахватов. Но даже если бы это случилось на площади, не жирно ли за такое «ранение» выделять человеку квартиру, 50 тысяч и деньги из районного и местного бюджетов?

Другой интересный персонаж — активистка «Айкол Ала-Тоо» Марипа Алыйкулова. В прошлом году, когда впервые появилась информация о несправедливом распределении квартир и льгот, Алыйкулова на пресс-конференции заявила, что все обвинения являются ложными, что «с взяточничеством в рядах объединения покончено и замеченные в этом сразу исключаются из его рядов через открытое собрание». Между тем, согласно данным судмедэкспертизы, травмы, которые получила дама, никак не тянут ни на тяжкие, ни на менее тяжкие. У Алыйкуловой «ушиб, ссадина, кровоподтек на правой ягодичной области». Всё. За эти ужасные увечья, вероятно несовместимые с жизнью, мадам удостоилась квартиры и 50 тысяч сомов. В 2010 и 2011 годах она отхватила еще по пять тысяч сомов, затем еще тысячу, получала топливо сначала на четыре тысячи, затем еще на 4,5 тысячи. Ей тоже требуется помощь в трудоустройстве и, видимо, длительное, дорогостоящее лечение кровоподтека на попе. Кстати, и в данном случае заключение судмедэкспертизы тоже датируется не апрелем, а августом 2010 года.

У Бактыбека Ибралиева «телесные повреждения и осколочное ранение в ногу». Судмедэкспертиза датируется… 29 августа 2012 года. Возможно, никакого ранения и не было, либо пострадал Ибралиев не на площади.

— Я полагаю, что за справками эти люди побежали только после того, как мы подняли шум, — считает Очокеев. — Им же чем-то надо оправдывать получение квартир и материальной помощи от государства. Ничем другим объяснить эти странные даты в медицинских документах я не могу.

У Марса Абыкеева «сотрясение головного мозга, промежуточный период». Покопавшись в интернете, обнаруживаю, что последний термин означает «рассасывание и организацию участков повреждений до полного или частичного восстановления или устойчивой компенсации нарушенных функций». Вполне себе хороший период, ничего смертельного. Но квартиру, 50 тысяч и прочие выплаты Марс получает, а также желает полечиться и трудоустроиться. По информации Очокеева, этот гражданин, опять же, получил сотрясение охраняя спецгараж, а не штурмуя Белый дом в рядах митингующих.

— Юрист «Айкол Ала-Тоо» Канатбек Аширбаев приходится родственником председателю объединения, вышеупомянутому Адабаеву, — продолжает Очокеев. — 7 апреля он был дома, в митинге не участвовал, никаких ранений у него нет, но по ходатайству «айколовцев» получил звание героя. Когда я на одном из собраний поставил вопрос о том, на каком основании Аширбаеву присвоили «героя», то сразу стал врагом. И заключение судмедэкспертизы у него на руках тоже имеется - датировано оно августом прошлого года. В составе секретариата госкомиссии есть Бурулуш Усупова, Азамат Момуналиев, также проходившие судмедэкспертизу в 2012 году. Фамилии всех этих людей стоят в списке претендентов на получение квартир.

Ушлые «герои» и «героини» занимаются даже семейным подрядом: один из раненых, состоявших в госкомиссии, получил квартиру в «Джале», а затем, по словам Очокеева, выбил для сожительницы Сатый Дуйшеналиевой (судмедэкспертиза датируется декабрем 2010 года) квартиру в «Тунгуче», потом свое жилье продал и на вырученные деньги приобрел бусик, а сам переехал жить к даме сердца.

В таблице есть некий Болот Иманкулов, у которого вообще не имеется никакой справки о характере полученных им ранений, но 50 тысяч ему выделили, как и по пять тысяч из районного бюджета в 2010 и 2011 годах, еще пять тысяч и уголь на полторы тысячи он получил из бюджета ОМСУ, в прошлом году ему дали три тысячи сомов и выделили земельный участок. Поскромнее оказался Жолдош Кутманов — справок он тоже не имеет, но и денег на фоне остальных получил самую малость: в 2010 году ему выделили 1000 сомов и уголь на такую же сумму, в графе «требуемая помощь» все без изменений — лечение и трудоустройство.

Итого только по одному Аламединскому району на 51 пострадавшего было потрачено около 4 миллионов сомов. Сколько из этой суммы заграбастали люди, не имеющие никакого отношения к событиям 7 апреля на площади Ала-Тоо, пока никто не подсчитывал.

Улыбнуться и забыть

Именно такую реакцию, по всей видимости, считают лучшей ответственные за происходящее чиновники.

— Вы кому-то из правительственных чиновников сообщали об этих фактах? — спрашиваю у Очокеева.

— Сопредседателями в Госкомиссии являются атамбаевские советники Фарид Ниязов и Эмильбек Каптагаев, — отвечает Очокеев. — Я заходил к Ниязову спрашивал у него: «Что вы творите?», он только отмахнулся: дескать, списки пострадавших составляют «айколовцы», а не он. Но ведь, по сути, Ниязов и Каптагаев вместе с членами «Айкол Ала-Тоо» разделили участников апрельских событий на своих и чужих. Есть ребята, у которых действительно тяжелые ранения, они до сих пор лежат в больнице и почему-то не получают никакой помощи. Вместо них деньгами, квартирами, путевками обеспечиваются члены госкомиссии, их друзья и родственники.

- А в Генпрокуратуру обращались?

- Да, обращались, просили выдать нам полный список всех, кто был ранен на площади 7 апреля, но нам ответили, что списки мы должны получить в военном суде, где проходит процесс по апрельским событиям. Судя по материалам уголовного дела, пострадавшими числятся 307 человек. По нашим данным, 49 человек получили квартиры в «Джале», 225 квартир было сдано в эксплуатацию в «Тунгуче» – это уже 274 пострадавших. То есть, квартиры осталось выделить 33 пострадавшим, но «айколовцы» подали список претендентов на получение квартир в следующем доме, и в нем значатся 160 или 170 человек, точно не помню. Откуда они взялись? Более того, по нашим данным, из 225 квартир было выделено 215, а 10 отдали не понятно кому за деньги. Ставка, вроде бы, равнялась пяти тысячам долларов. Мы писали обращение на имя [генпрокурора Киргизии] Аиды Саляновой, просили проверить эту информацию, перечислили фамилии всех людей, которые не были на площади (среди них есть Таалайбек Акеров, который 7 апреля не то что на митинге, в Кыргызстане вообще не был!).

- Какая-нибудь реакция была на это обращение?

- 28 января из Генпрокуратуры пришел ответ, подписанный заместителем начальника управления А.Ибраимовым. В нем сообщается, что ведомство рассмотрело наше письмо о нарушениях, допущенных членами госкомиссии, но «в связи с большим объемом работы проверка к настоящему времени не завершена». Я считаю, что это обычная бюрократическая отписка, проверить, кто незаконно получил квартиры и деньги легко – достаточно сравнить список пострадавших, проходящих по уголовному делу, со списком тех, кто уже въехал в квартиры или претендует на них в строящемся доме.

- А вы получили квартиру?

- У меня только закрытая черепно-мозговая травма, контузия, ранение я получил еще на «Форуме», оттуда ребята отвезли меня в больницу, где меня осмотрели врачи... Позже я получил инвалидность третьей группы, так что квартиру мне не дали. Но мне выделяли 50 тысяч сомов и путевку в санаторий.

- Так вы решили озвучить эти фаты, потому что вам квартиру не дали?

- Нет, мне не за себя обидно, а за тяжелораненых и за государство: в бюджете и так денег не хватает, а тут такие средства выделяются непонятно кому.

- Озвучивая эти данные, не боитесь ли мести со стороны тех, чьи фамилии вы перечислили?

- Да, у «айколовцев» выработано четкое правило – в ответ на критику угрожать физической расправой, потому что за ними стоит Каптагаев. Но мне бояться нечего, не я один так считаю, под обращением подписались и другие участники апрельских событий, и все они имеют звание героев апрельской революции. Я говорил Ниязову, что мне не хотелось бы предавать эти факты огласке, это ведь бросает тень на всех, кто участвовал в свержении бакиевской семьи, но как-то же надо очищаться от тех, кто незаслуженно получил жилье и компенсации.

Нам бы ваши проблемы...

Постановление о создании госкомиссии по координации социальной поддержки пострадавших 6-7 апреля 2010 года было издано 14 мая того же года и подписано тогдашним председателем Временного правительства Розой Отунбаевой. Читаешь Положение о комиссии и диву даешься трепетному отношению к участникам апрельских событий. В функциональные обязанности членов комиссии входит «разработка предложений по определению государственной политики и ее реализации в области социальной поддержки пострадавших», координация взаимодействия не только госорганов и органов местного самоуправления, общественных организаций, но и «населения, граждан» в вопросах оказания помощи пострадавшим; взаимодействие с зарубежными негосударственными органами и международными организациями все с той же целью; анализ и прогнозы социальных проблем пострадавших, подготовка заключений, рекомендаций для обязательного рассмотрения соответствующими органами исполнительной власти и местного самоуправления и так далее.

С тех пор утекло немало воды, но складывается впечатление, что пострадали и в течение вот уже трех лет продолжают страдать исключительно участники апрельской «революции». Почему не анализируются и не прогнозируются социальные проблемы учителей, врачей? Почему никому нет дела до лечения ветеранов ВОВ и трудоустройства молодых граждан, вагонами выезжающих на заработки в ближнее и дальнее зарубежье? Разве их роль в развитии государства менее значима? Почему, наконец, в зависимость от непомерных требований халявщиков, примазавшихся к действительно пострадавшим, поставлено множество госорганов и налогоплательщики?

Недавно ко всем прочим благам они потребовали поднять вопрос о том, чтобы их детей-студентов, обучающихся по контракту, освободили от платы за обучение. Осталось потребовать, чтобы в дальнейшем отпрысков тоже бесплатно лечили и в обязательном порядке трудоустраивали по окончании учебы, и не куда-нибудь, а сразу в правительство.

Хочется спросить членов госкомиссии, а не оборзели ли они? Тот же вопрос хочется задать и гражданину Каптагаеву, а вдобавок потребовать от него не путать «свою шерсть с государственной», когда выводит людей на площадь. Лично я не желаю оплачивать гнусные разборки политиков из своего кармана.

Что посоветовать Алмазбеку Шаршеновичу, даже не знаю. Поменять советников? Прекратить лелеять гопничество зарвавшихся «героев» на государственном уровне? Или просто начать, наконец, думать обо всех гражданах государства вне зависимости от того, помогали они ему взбираться на трон или нет.

Елена Агеева

 

Комментарии (0)



Добавление комментариев закрыто.