В.Панфилова: Железная дорога для Рахмона. Подписание меморандума как предвыборный ход

Дата: 22.03.13 г Время: 08:48 Источник: ng.ru
 


 

Железная дорога для Рахмона

Подписание меморандума о строительстве новой магистрали может оказаться предвыборным ходом президента Таджикистана

У Эмомали Рахмона и Хамида Карзая появился еще один общий интерес.
Душанбе нашел выход из транспортного тупика, в котором оказался после развала СССР. Новая железнодорожная магистраль "Таджикистан–Афганистан–Туркменистан" соединит три государства. В перспективе к проекту могут присоединиться Китай и Иран. Одновременно Душанбе рассчитывает получить доступ к туркменским энергоресурсам, диверсифицировать импорт ГСМ. Эксперты несколько скептически относятся к реализации проекта, полагая, что он больше похож на пиар-ход президента Эмомали Рахмона в преддверии выборов, которые должны состояться в ноябре нынешнего года.

Президенты Таджикистана Эмомали Рахмон, Афганистана – Хамид Карзай и Туркмении – Гурбангулы Бердымухамедов в среду в Ашхабаде подписали меморандум о взаимопонимании по вопросам строительства железной дороги "Таджикистан–Афганистан–Туркменистан". Планируется, что уже к 2015 году новая магистраль протяженностью 400 км должна вступить в строй. Впрочем, проект этот не совсем и новый. В 2011 году было решено построить региональную железную дорогу из Туркменистана в Афганистан. Таджикистан же планировал подключиться к проекту международной железнодорожной магистрали "Китай–Афганистан–Иран". Однако в начале февраля стало известно, что в этот проект вошли Киргизия и Узбекистан. Таджикистан из списка участников был исключен. Таким образом, иного выхода, как направить все усилия на продвижение проекта "Таджикистан–Афганистан–Туркменистан", у Душанбе не осталось.

Причина в том, что у Таджикистана после распада СССР осталась единственная железная дорога, которая через Узбекистан связывала республику с постсоветским пространством. Из-за непростых отношений лидеров двух стран Ислама Каримова и Эмомали Рахмона, Ташкент периодически перекрывает железную дорогу. Таджикистан терпит финансовые убытки из-за задержки грузов, и периодически оказывается на грани продовольственного и энергетического кризиса. Душанбе неоднократно заявлял о необходимости строительства новых железнодорожных веток, не зависящих от Узбекистана. Но реализации таких проектов мешало отсутствие инвесторов. Финансирование нынешнего проекта "Таджикистан-Афганистан-Туркменистан" заложено в план действий Программы Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества (ЦАРЭС), деньги которой выделяют международные финансовые институты.

Замминистра транспорта Таджикистана Джумахон Зухуров сказал радио "Озоди", что если этот проект будет реализован, тогда Таджикистан сможет подключиться на территории Северного Афганистана, в районе Мазари-Шарифа к железной дороге "Китай–Иран". В этом проекте таджикский участок дороги составит всего 50 км и будет проходить по территории районов Джалолиддини Руми – Нижний Пяндж, что на границе с Афганистаном. По словам Зухурова, "реализация данного проекта имеет не только международное значение, но и является выходом для Таджикистана из коммуникационного тупика".

Эксперты к идее строительства железной дороги из Таджикистана на юг относятся с недоверием. "Во-первых, из транспортного тупика эта дорога Таджикистан не выведет. Нельзя изменить географию. Таджикистан – это высокогорная страна, проводить коммуникации по высокогорью, а тем более железные дороги, очень накладно – любое строительство в горах удорожает проект более чем в два раза. Во-вторых, очень трудно прокладывать в горах полотно, рассчитанное на тяжелогруженые составы. В-третьих, горный рельеф местности не дает возможности строить запасные пути. А это значит, что график движения поездов не может быть интенсивным", – сказал "НГ" ведущий эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. Поэтому, считает эксперт, "нынешний проект есть не что иное, как настойчивое желание Душанбе показать, что они ищут и якобы нашли выход и из транспортного тупика, и вариант диверсификации импорта ГСМ".

При этом эксперт не исключает, что судьба проекта будет сродни многим другим, которые разрабатывались, обсуждались, но в итоге остались на бумаге. Тем более что год для Таджикистана предвыборный, и нынешнее подписание меморандума похоже на очередной пиар-ход президента Рахмона. Кроме этого, Аждар Куртов считает, что Афганистан на ближайшее время не станет безопасной страной, а учитывая различный этнический состав жителей северных провинций, которые не всегда ладят между собой, риски транзита через ее территорию еще долго будут оставаться высокими.
Есть и чисто технические проблемы. Например, выбор стандарта колеи. Для Таджикистана и Туркменистана предпочтительнее старый советский вариант, где ширина колеи составляет 1520 мм. Но если дорогу "Таджикистан–Афганистан–Туркменистан" в перспективе будут соединять с международной магистралью "Китай–Иран", то придется прислушиваться к мнению других участников. Не исключено, что будет выбрана более узкая ширина колеи – 1435 мм. А это нанесет удар по интересам России – центральноазиатские страны предпочтут поставлять свои товары в западном направлении по южному маршруту.

Впрочем, не исключено, что проект "Таджикистан–Афганистан–Туркменистан" является частью глобального проекта, разработанного для Кабула в Вашингтоне. В опубликованном в марте ежеквартальном докладе, подготовленном для Конгресса США аппаратом специального инспектора по проектам реконструкции в Афганистане (SIGAR), указывается, что "Северный железнодорожный маршрут в Афганистане обеспечит для Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана выход на мировые рынки через иранский порт Бендар-Аббас, а также создаст новый железнодорожный коридор для государств Центральной Азии, который будет свободен от влияния со стороны России и обеспечит им такой выход на мировые рынки, которого раньше никогда не было".

Виктория Панфилова
22.03.2013

Комментарии (0)



Добавление комментариев закрыто.